Статьи об обуви

Сегодня представляем вашему вниманию небольшую подборку работ Александра Валентиновича Курбатова, посвящённую обуви.

 

Курбатов_Коллекции кожаных изделий Хедебю и Ладоги

Курбатов_Погребальная обувь средневековой Руси

Курбатов_Обувная мода в средневековой Руси

 

e022e5731168

Вилкул Т. Л. Люди и князь в древнерусских летописях середины XI-XIII вв.

Вилкул Т. Л. Люди и князь в древнерусских летописях середины XI-XIII вв.

Работа посвящена взаимоотношениям народа и правителя в Древней Руси, и, в частности, такому феномену, как древнерусское вече. Взаимоотношения «людей» и князя автор рассматривает через призму нарративного конструирования источников. В монографии проанализирован обширный источниковедческий материал, включающий летописные своды в сравнении с хрониками, избранными книгами Святого Письма и агиографическими текстами. Исследуются особенности «социальной» терминологии летописей XI-XIII вв., нарративные модели, сделана попытка очертить социальный состав и компетенцию веча и систематизировать данные о представлениях летописцев о взаимоотношениях народа и правителя.

Ознакомиться с книгой можно в нашей группе «Вконтакте».
1001334260

Каша

Слово «каша» существует во многих славянских языках. Интересно, что в некоторых оно также имеет значение «крупа» и даже «молочный кисель» (что, впрочем, вполне понятно :))

Однако кроме наименования разнообразных кушаний каша также может обозначать «пир, праздник, обед». Так, например, оно использовано в Новгородской первой летописи  «В лѣто 6747 [1239]. Оженися князь Олександръ, сынъ Ярославль в Новѣгородѣ, поя в Полотьскѣ у Брячьслава дчерь, и вѣнчася в Торопчи; ту кашю чини, а в Новѣгородѣ другую. Того же лѣта князь Александръ с новгородци сруби городци по Шелонѣ».
NN9QAYs0tPM

Древний Новгород: от призвания варягов до республики

Как была устроена Новгородская республика и была ли она демократией

«Подайте ж мне чару большую мою,
Ту чару, добытую в сече,
Добытую с ханом хозарским в бою, —
За русский обычай до дна ее пью,
За древнее русское вече!

За вольный, за честный славянский народ!
За колокол пью Новаграда!
И если он даже и в прах упадет,
Пусть звон его в сердце потомков живет —
Ой ладо, ой ладушки-ладо!»

Эти слова, обращенные к «азиату» Змею Тугарину, вложил в уста князя Влади­мира Красное Солнышко в своей балладе Алексей Константинович Толстой. В них, пожалуй, ярче всего отразилось то, что можно назвать «новгородским мифом» русской истории. Мифом не в том смысле, что явлений и событий, которые можно связывать с новгородской «вольностью», не суще­ствовало, а в том смысле, что в представлениях публики о Новгороде, в публи­цистиче­ских произведениях и даже в ученых трудах, посвященных его исто­рии, тесно переплелись научное знание, идеология и культурные предпочте­ния. Можно сказать, что у каждой эпохи и у разных направлений общественно-политиче­ской мысли был свой Новгород. Поэтому можно даже говорить о бы­товании не одного, а как минимум двух мифов о Новгороде и их бесчис­лен­ных вариаций.

https://arzamas.academy/materials/1377

03